Не прощай их, Юра: Как «Роскосмос» уничтожает российскую космонавтику


опубликовано: 23 мая 2019 в 05:17 от lenta.ru

Финансовые и технологические проблемы предприятий «Роскосмоса» давно никого не удивляют. В декабре 2017 года помощник президента России Андрей Белоусов назвал госкорпорацию «ни фига не зарабатывающей». А в начале 2019 года премьер-министр Дмитрий Медведев призвал «Роскосмос» прекратить «болтать, куда мы полетим в 2030 году», меньше говорить и больше делать. «Лента.ру» рассказывает о незавидных перспективах российской космонавтики.

После распада СССР советская космическая отрасль оказалась разделена в основном между тремя странами. Производственные мощности располагались в России и на Украине, а в Казахстане находился космодром Байконур. Несмотря на экономические трудности, сотрудничество с США, странами ЕС и впоследствии Южной Кореей позволило России хотя бы частично поддерживать потенциал советской космонавтики. Например, участие в программе Международной космической станции (МКС) дало возможность сохранить пилотируемую космонавтику (космические корабли серий «Союз» и «Прогресс»), продажа ракетных силовых установок (прежде всего РД-180) — ракетное двигателестроение, а услуги по запуску — ракетостроение (ракеты семейств «Протон» и «Союз»).

Столь интенсивное взаимодействие между странами должно было бы обеспечить не только поддержку, но и развитие космической отрасли. Однако этого, к сожалению, не произошло. Российские компании не смогли предложить США и ЕС принципиально новых технологий, а после присоединения Крыма и конфликта на юго-востоке Украины западные страны постепенно сворачивают сотрудничество с Россией. Например, во второй половине 2014 года американские компании, в том числе Blue Origin, предложили ULA (United Launch Alliance) проекты своих двигателей в качестве альтернативы российским РД-180, а SpaceX регулярно запускала к МКС космические грузовики Dragon.

Последние крупные совместные проекты с западными партнерами разрабатывались более десяти лет назад. Ими стали площадка для пуска ракеты «Союз-СТ-Б» с космодрома Куру (Французская Гвиана) и сотрудничество с Южной Кореей по созданию легкого носителя KSLV (Korea Space Launch Vehicle). Однако второй вариант носителя (KSLV-2) корейцы уже разработали самостоятельно, взяв за основу пример SpaceX.

В итоге вчерашние партнеры не только отказываются от сотрудничества с Россией, но и в ряде случаев технологически превзошли российские разработки. Произошло это во многом из-за неэффективного управления и нецелевого расходования коммерческих и бюджетных средств в госкорпорации «Роскосмос», превратившейся в государственную монополию в космической отрасли.

Сверхтяжелая недвижимость

В настоящее время общая долговая нагрузка предприятий «Роскосмоса» превышает 200 миллиардов рублей, из которых более половины приходится на Центр Хруничева. Неслучайно долговые обязательства производителя ракет «Протон-М» и носителей семейства «Ангара», сопоставимые с годовым бюджетом «Роскосмоса», привлекают особое внимание его действующего генерального директора Дмитрия Рогозина. Финансовые проблемы Центра Хруничева топ-менеджер решил за счет остальных предприятий российской космической отрасли и государственных субсидий. Возглавив в мае 2018 года госкорпорацию, Рогозин немедленно призвал предприятия «Роскосмоса» найти применение ракетам семейства «Ангара».

Только за последний год чиновник и его коллеги анонсировали несколько сомнительных инициатив. Во-первых, более 600 спутников системы «Сфера» будут запущены на 25 ракетах «Ангара». Во-вторых, серийное производство этих ракет переносится с московской площадки в омский «Полет» (филиал Центра Хруничева), а выпуск «Протонов» вообще будет свернут. В-третьих, на месте Центра Хруничева будет построен «Национальный космический центр». Деньги на стройку выделит правительство Москвы. Взамен «Роскосмос» передаст городу территории ряда московских предприятий госкорпорации — в частности, того же Центра Хруничева. «Национальный космический центр», напоминающий Рогозину сверхтяжелую ракету, а пользователям сети — фаллос, должен заработать в 2022 году. В здание будут вынуждены переехать около 20 тысяч сотрудников различных предприятий госкорпорации из Москвы и области.

Активное лоббирование Рогозиным интересов «Центра Хруничева», предполагающее получение государственных субсидий и выгодных контрактов, позволило предприятию за последние полгода сократить долговую нагрузку на 30 миллиардов рублей. Эти деньги могли бы пойти на создание перспективных космических ракет и кораблей, а также развитие спутниковой группировки. Вместо этого финансирование уходит в черную дыру — на погашение долгов, строительство офисных помещений и разработку бесперспективного семейства носителей «Ангара».

Нехватка денег скажется не только на ракетно-космической корпорации «Энергия», производящей космические корабли «Союз МС», но и на всей российской пилотируемой космонавтике, которая фактически финансировалась за счет сотрудничества с американскими партнерами. Ситуацию ухудшают долговые обязательства «Энергии», превышающие 30 миллиардов рублей, которые образовались после того, как созданный корпорацией для Египта спутник связи EgyptSat-2 перестал работать всего через год после пуска в мае 2015-го. Произведенный «Энергией» для Анголы космический аппарат AngoSat-1 также оказался неработоспособным: запущенный в декабре 2017 года спутник практически сразу же начал испытывать проблемы со связью.

В подобной ситуации российскому производителю космических кораблей практически невозможно самостоятельно поддерживать оставшийся со времен СССР потенциал пилотируемой космонавтики или заниматься созданием околоземной (и тем более — окололунной) версии «Федерации», предназначенной на замену космическому кораблю «Союз МС». Надеяться на поддержку госкорпорации не приходится: инициативы Рогозина наглядно показывают, что продолжать многолетнее вливание денег в Центр Хруничева гораздо интереснее. Сложившуюся ситуацию отлично понимают в «Энергии», которая за последний год потеряла ключевых разработчиков — в частности, конструктора создаваемой ракеты «Союз-5» Игоря Радугина. Что стало со средствами, полученными «Роскосмосом» от НАСА за доставку астронавтов на МКС, — вопрос риторический.

Незавидная участь ожидает и еще одно российское космическое предприятие — научно-производственное объединение «Энергомаш», которое поставляет в США керосиновые ракетные двигатели РД-180 и РД-181. В настоящее время зарубежные контракты обеспечивают более половины выручки этого предприятия. Конкуренцию «Энергомашу» создал самый богатый человек на планете, владелец интернет-компании Amazon Джефф Безос. Созданная им компания Blue Origin успешно работает над метановым двигателем BE-4, который получат американские частично многоразовые ракеты New Glenn и Vulcan. Эти носители полетят в начале 2020-х годов, когда США прекратят покупать российские ракетные двигатели, а выручка «Энергомаш» сократится более чем в два раза.

Однако можно не сомневаться, что «Роскосмос» решит свои финансовые проблемы. Для этого нужно всего лишь отказаться от пилотируемой космонавтики и амбиций по покорению дальнего космоса, оставив одноразовые и неконкурентоспособные ракеты семейства «Ангара», предназначенные для редких запусков военных спутников. В этом случае у «Союза МС» не будет продырявленных корпусов, а у «Союза-ФГ» (с 2020 года — «Союз-2») — аварийных пилотируемых пусков. Просто потому, что пилотируемые старты таких кораблей и ракет практически прекратятся. Тогда Рогозин, рассказывая о годовой статистике пусков ракет «Роскосмоса», включит в нее еще большее число стартов военных баллистических ракет.

Ну, а пока действующий глава «Роскосмоса» и его коллеги с завидным упорством пополняют список виновных в собственных провалах. В настоящее время в перечень входят как внутренние, так и внешние причины. Среди них нехватка денег, SpaceX, США, «информационная атака», бывшее руководство госкорпорации, ушедшие инженерные кадры и даже бывший министр обороны России Анатолий Сердюков.

Впрочем, назначение Рогозина генеральным директором госкорпорации и его риторика объясняются достаточно легко: непопулярность этого чиновника может соревноваться только с характером решаемых им задач, о которых вскоре услышат россияне.